История ИОФ РАН

Академик А.М. Прохоров

К 100-летию А.М.Прохорова

Структура института

Сотрудники
     Персональные страницы
     Книга памяти
     Поиск сотрудников

Диссертационные советы

Аспирантура

Объявления

Симпозиумы и конференции,
        проводимые ИОФ РАН


Конкурсы ИОФ РАН

Иностранный отдел

Научно-образовательный
        центр ИОФ РАН


Инновационные разработки

Госконтракты

Труды ИОФАН

Начало лазерной эры в СССР

Применение лазеров

Вакансии

Профсоюзный комитет

Фото/видеорепортажи

Досуг

Научные электронные ресурсы

Посмотреть почту

Контакты



Справочные материалы

Госзакупки















    Книга памяти

Лидия Митрофановна Кальченко

22.10.1927 – 19.01.2010

Лидия Митрофановна Кальченко родилась 22 октября 1927 года в гор. Полтаве УССР, в семье рабочего. В 1940 г. вместе с родителями переехала в гор. Облучье Хабаровского края, где в 1944 г. окончила 10 классов и поступила в Медицинский институт.

  В годы войны – младший лейтенант. Участник Великой Отечественной войны. Горкомом комсомола и Горкомом партии г. Хабаровска была рекомендована в Министерство государственной безопасности (МГБ), где проработала более 10 лет. В эти годы была в длительных командировках в Японии и Германии. В 1951 году вступила в члены ВКП(б) 8-й Гвардейской армии в Берлине. С 1954 г. по 1958 г. работала секретарем Парткома НИИ "Цветметзолото".
У Лидии Митрофановны было много братьев и сестер: две сестры – Антонина и Валентина – врачи, третья сестра Галина (Лазаренко) – оперная певица, солистка Театра им. Станиславского и Немировича-Данченко. Два брата: Андрей – начальник военной охраны г. Самтредиа. Другой брат Николай прошел всю войну от начала до конца, участвовал в боях за Сталинград, инвалид войны. К сожалению, из такой большой дружной семьи никого в живых уже не осталось. 



    С 1958 года до конца дней своих проработала в Физическом Институте им. П.Н.Лебедева АН СССР, а затем в Институте общей физики РАН, начав со старшего лаборанта Лаборатории колебаний, затем референтом, заместителем и постоянным помощником академика А.М.Прохорова.

Дочь Лидии Митрофановны Татьяна Сергеевна Кальченко – окончила Институт иностранных языков им. Мориса Тореза и сейчас работает переводчиком.

Правительственные награды

  • Медаль за Победу над Германией в Великой Отечественной войне
  • Медаль за Победу над Японией
  • Медаль ХХХ лет Советской Армии и военно-морского флота
  • Медаль за Трудовую доблесть
  • Медаль Ветеран труда

юбилейные медали:
- 50 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945
- 60 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945
- 65 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945  (посмертно)
- медаль Жукова
- медаль в память 850-летия Москвы
- медаль им. А.М. Прохорова
- грамоты Российской Академии наук

Бессменный секретарь академика А.М. Прохорова

Я пришел в Институт через две недели после того, как туда устроилась Л.М. Кальченко: она в декабре 1958, а я в январе 1959. Насколько я знаю, до прихода в Институт она работала в другом  научном учреждении секретарем парткома. Мы дружили, были с ней на "ты", но и на меня Лидия Митрофановна прикрикивала, могла довольно грубо со мной обойтись. Иногда случались и ссоры, потому что, как мне тогда казалось, Лидия Митрофановна брала на себя некоторые функции Александра Михайловича. В шутку она показывала посетителям трещину на стене и говорила, что это вот В.В. Савранский в сердцах хлопнул дверью. Александр Михайлович всегда старался нас примирить и говорил мне мягко: "Ну, ладно тебе, Валерий, что ты с ней ругаешься:"  Это была его хранительница. Более полувека Лидия Митрофановна заботилась о том, чтобы Александр Михайлович вовремя пообедал, вовремя уехал, ограждала его от ненужного общения. Если академику нужно было уехать в 4 часа, Лидия Митрофановна уже в 3 ограничивала доступ посетителей, чтобы Александр Михайлович не задержался дольше положенного часа.
А.М. Прохоров абсолютно ей доверял. И даже делился своим мнением о том или ином человеке, при этом окружающие могли даже не подозревать о том, как на самом деле Александр Михайлович относился к сотруднику.В день рождения Александра Михайловича Лидия Митрофановна всегда накрывала стол, созывался узкий круг людей, чтобы отметить очередную дату. Помню, у Л.М. Кальченко был замечательный голос, она обычно пела нам на таких встречах. Этот талант был семейный: ее родная сестра – профессиональная певица, пела в Музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко.
В.В.Савранский

 

    
Вспоминая Лидию Митрофановну Кальченко, я хотел бы отметить некоторые ее черты, как профессиональные, так и общечеловеческие. Она долгие годы работала секретарем Александра Михайловича Прохорова. На этом поприще Лидия Митрофановна проявила себя очень ярко. Она была не обычным секретарем Александра Михайловича, а настоящим его помощником. При исключительно активной, динамичной деятельности, какой была каждодневная работа Александра Михайловича, ему нужна была и соответствующая ассистентка – быстро реагирующая, разносторонне развитая помощница, способная выполнить разнообразные его поручения. Например, установить телефонную связь с большим числом людей разных званий – от простого сотрудника до руководителя или чиновника высокого ранга (директор предприятия, министр и т.п.), подготовить различного рода совещания и встречи в кабинете А.М., в том числе с иностранными учеными, с журналистами, с телевизионщиками и т.д.

      Нужно было быть и "фильтром", ограждающим А.М. Прохорова от многочисленных и не всегда желанных гостей. Лидия Митрофановна очень успешно справлялась с этими обязанностями. Правда, при этом нередко были и недовольства со стороны некоторых сотрудников, когда она старалась ограничивать доступ к А.М. некоторых <нежелательных> посетителей. Вместе с тем Лидия Митрофановна чутко относилась к сотрудникам, старалась помочь многим в контактах с А.М., в решении производственных или бытовых проблем.

 А.А. Маненков

В Приемной кабинета А.М. Прохорова, где командовала Лидия Митрофановна, тишина. Здесь теперь не встретишь академиков или представителей промышленности, иностранцев и журналистов, сотрудников нашего и других институтов. Здесь будет мемориальный музей.

    Лидия Митрофановна, на первый взгляд, производила впечатление сурового человека. Однако вскоре ты понимаешь, что за этой суровостью - доброе и чуткое сердце. Прослужив 10 лет в армии в самом начале своего жизненного пути, Лидия Митрофановна пережила много трудностей и лишений, поэтому неудивительно, что ее могли раздражать слишком яркие наряды сотрудниц, или слишком яркий макияж, и она иногда делала замечания в резкой форме. Надо понимать, что суровые военные и послевоенные годы оставляли свой отпечаток на всю жизнь. Но эти переживания делали людей очень отзывчивыми и чуткими, готовыми сразу придти на помощь.

    Все обращали внимание на её красоту – синие, как море, глаза, замечательная улыбка, густые прекрасные каштановые волосы, стройная фигура, чудный голос – она любила петь украинские песни. В нашем Институте, как правило, люди работают с молодости до самого последнего дня своей жизни. Говорят, что также принято и в Японии. Меняется название института, строятся новые корпуса, но коллектив остается одним и тем же. Все друг друга знают, что называется, до мозга костей. Лидия Митрофановна, проработав в нашем коллективе 62 года, знала всё и про всех, многие приходили к ней и рассказывали о своих радостях и горестях, иногда просили о помощи со стороны Александра Михайловича. Практически все кадровые сотрудники получали эту помощь в решении острых жизненных проблем. Лидия Митрофановна в этих делах была первым советчиком Александра Михайловича. Её содействие во многих случаях было решающим.

     Обращает на себя внимание еще одна черта характера Лидии Митрофановны – это абсолютная преданность делу, которому она служила, она была рядом с Александром Михайловичем всю его жизнь с 1958 г., с раннего утра и до конца рабочего дня. Никогда не болела, не отпрашивалась, не жаловалась, что тяжело, в Приемной целый день на ногах, со всеми ожидавшими своей очереди пройти к академику беседовала со знанием дела, всех удивляла своей неиссякаемой энергией и жизнестойкостью до преклонных лет. Мне кажется, их связывала, прежде всего, память о войне, они были похожи своей скромностью, своей непритязательностью. Можно сказать, что отношение Лидии Митрофановны к Александру Михайловичу было трепетным, настолько сильно она о нем заботилась. Лидия Митрофановна дружила с его женой Галиной Алексеевной, с сыном и внуками. Мне рассказывала, как занималась организацией похорон Галины Алексеевны и впоследствии – установкой памятника на ее могиле. Александр Михайлович к ней относился тоже очень тепло и отвечал ей такой же заботой и вниманием.

    Мы с Лидией Митрофановной оказались вместе во Франции в 1997 г., затем было многочасовое путешествие на автобусе: мы ехали рядом на юг в Лимож, где должна была проходить конференция по Перспективным лазерным технологиям. Лидия Митрофановна много мне рассказала о своей жизни и работе, я после этого многое поняла и начала уважать её еще больше.

    Вот один из ее рассказов: "Через некоторое время, как я начала работать у Александра Михайловича, (мы тогда еще работали в левом крыле главного здания ФИАН), к нему пришли двое его молодых сотрудников и начали жаловаться на меня, что я не умею печатать на пишущей машинке и не знаю английского, <зачем же нам такая секретарша?>  Слухи об этом до меня дошли, и я стала думать, куда уйти. Пришла к Прохорову, сказала, что ребята мною недовольны и я решила уходить. А меня как раз в это время приглашали работать в секретариат Л.И. Брежнева. Александр Михайлович сказал, что подумает, что делать в такой ситуации. Через несколько дней он меня позвал к себе и сказал: "Лидия Митрофановна! Вы так мне нужны, я так к Вам привык, пожалуйста, никуда не уходите!" Вот так я и осталась при нём на всю жизнь."

 

    После кончины Александра Михайловича Лидия Митрофановна сильно изменилась: видно было, как тяжело она переживает потерю. Но было очень много дел, чтобы увековечить память этого великого Ученого и Человека. Надо понимать, что Лидию Митрофановну хорошо знали во многих структурах власти. Поэтому она звонила, разговаривала, добивалась: Вначале она организовала (при поддержке Дирекции) установку мемориальной доски на фасаде Института. Договорилась с известным российским скульптором Вячеславом Михайловичем Клыковым о создании такой доски. Дело в том, что в 1986 г., когда Александр Михайлович получил вторую Звезду Героя Социалистического труда, вставал вопрос о создании бюста академика в Москве. Александр Михайлович несколько раз был у скульптора и позировал ему, но до установки бюста тогда дело не дошло. Сделанные эскизы помогли В.М. Клыкову создать замечательную мемориальную доску, которая была открыта 11 июля 2003 г. в день рождения академика, и украшает теперь вход в Институт общей физики РАН. Лидия Митрофановна произнесла прекрасную речь об Александре Михайловиче на этой церемонии, она всегда выступала очень нестандартно, интересно, эмоционально.

     В 2005 г. Правительство Москвы приняло постановление установить бюст А.М. Прохорова в начале Университетского проспекта, где он пересекается с Ленинским проспектом. Был объявлен конкурс, который выиграла молодой скульптор Екатерина Казанцева. Памятник начали изготавливать, но тут грянул кризис и деньги исчезли. Прошли годы, и все-таки накануне дня рождения академика в 2015 г. ему торжественно был открыт памятник на выбранном месте.

    Время шло, Лидия Митрофановна всё чаще оставалась дома из-за плохого самочувствия. Затем незаживающая рана ноги сделала её положение мучительно тяжелым, но она всё продолжала приезжать в Институт и дежурить у мемориального кабинета Александра Михайловича.

     Мы никогда не забудем Вас, дорогая Лидия Митрофановна! Светлая память!

Г.Н. Михайлова