История ИОФ РАН

Академик А.М. Прохоров

К 100-летию А.М.Прохорова

Структура института

Сотрудники
     Персональные страницы
     Книга памяти
     Поиск сотрудников

Диссертационные советы

Аспирантура

Объявления

Симпозиумы и конференции,
        проводимые ИОФ РАН


Конкурсы ИОФ РАН

Иностранный отдел

Научно-образовательный
        центр ИОФ РАН


Инновационные разработки

Госконтракты

Труды ИОФАН

Начало лазерной эры в СССР

Применение лазеров

Вакансии

Профсоюзный комитет

Фото/видеорепортажи

Досуг

Научные электронные ресурсы

Посмотреть почту

Контакты



Справочные материалы

Госзакупки















    Книга памяти


Дорогой Тасолтан Тазретович!
Вспоминая.

         Он появился в Секторе Монокристаллов в убийственно жаркое лето 1972 года, когда наш дом в центре ФИАНа напоминал плавящийся кристалл в тигле. Он пришел навсегда. Осваивался недолго, а вскоре взлетел на волне лазерной спектроскопии, будто взлетал на водяной или снежной волнах на любимых водных или  горных лыжах. Мы задрали головы, всмотрелись и увидели у него над головой высветившийся виртуальный лозунг "от лампы – к лазеру". (В будущем нам все время приходилось задирать голову, дабы не упустить что-то важное им придуманное). Вообще-то, нам было светло и с лампой, а лазеров перестраиваемых в округе не было. Шеф молчал и невозмутимо посмеивался. Нужны были перестраиваемые ИК лазеры – он разработал уникальную технологию кристаллов фторида лития и создал уникальные перестраиваемые лазеры. (За этими кристаллами много лет и до сих пор приходят люди из института и  со всей страны – он никому не отказывал).  За рубежами долго не верили, что эти лазеры работают при комнатной температуре; приезжал Молленауэр – убедился, затем искал, куда спрятаны холодильники. Трудно вообразить, сколько энергии он вложил для внедрения этих лазеров в Отечестве и в ведущие лаборатории мира. Появились аспиранты, работали как проклятые – с ним по-другому было нельзя.

И все же основным и любимым была спектроскопия. Миграция энергии в активированных средах. Какие силы экспериментальные и теоретические были брошены на это в стране, какие страсти бушевали. Чего стоили обсуждения проблемы на многочисленных конференциях или обсуждения вопросов "зарвавшихся" рецензентов - оппонентов на семинарах в огромной нашей лаборатории, привлекавшие массу болельщиков и лучших в институте девочек. В этих обсуждениях он был "как выпад на рапире" – мало кто уходил после них  невредимым.  (Иногда, для выяснения отношения по гамбургскому счету приходилось уединяться в темную фото – комнату).

Он
предложил новые подходы в экспериментальной лазерной физике. Методы разрабатывались с такой выдумкой и знанием, что даже маститые ученые втихую пересказывали их. Он написал кандидатскую, в которой вдруг появился теоретический раздел. Теоретики- оппоненты приняли вызов достойно, но несколько нервозно, до конца не успокоились, и в итоге стали себя перепроверять.
Защита в колонном зале ФИАНа. На середине доклада наш верный  старинный слайдоскоп загибается с противным запахом. Мы в ужасе – запасного нет. Он, как ни в чем не бывало, продолжает объяснять зависимости, расчерчивая их в воздухе руками на невидимых слайдах. Зал затих, потом загудел и гудел, не переставая, до конца.  Результаты голосования уже никого не интересовали и потонули в аплодисментах. Он после голосования продолжает горячий  спор с оппонентом.  Мы хватаем его в охапку – и тащим в "Арагви".

Следующий этап пути – разработка технологии создания новых сред и спектроскопия различных активированных упорядоченных и разупорядоченных (как шутили порядочных и непорядочных) кристаллов и стекол. Как итог нового направления – блестящая докторская в ИОФРАНе. Но ему уже тесно на этом линейном фронте – "и манит страсть к разрывам" – к  "нелинейщине": ВКР и дальнейшему продвижению в ИК диапазон. И все это – в нано-, пико- и фемто- временных  когерентных взаимодействиях.

Новые гранты, гранты, ускорение – нужно выживать: все-таки перестройка, а от гласности сытой наука не будет. Заграница поможет. Но усилия нужно удвоить и утроить - заявки, отчеты, отчеты, заявки на англо - русском. Помогает жена Марина  и старшая дочь Ирина.  Темп угрожающий. А здесь с десятилетним опозданием докатились наночастицы, керамические среды – новый вызов. Кто как не он - и результат – создание лазерной фторидной нанокерамики.  
Что же лежит в основе его пути – интуиция, дар предвиденья, умноженные на неистовое трудолюбие и жажду постичь новое? Его прожитой путь – это вызов для нас, для всех кто попытается осмыслить хотя бы какую-то его часть и попробует принять этот вызов. Что ж – "урок преподан, ваш черед".  
И все ж во сне и наяву мы повторяем, повторяем и повторяем: "Давайте мы его вернем, пока:"
Пока.
Прости, пока.
Пока.

Институт общей физики РАН имени А.М. Прохорова
27. 02. 2012