История ИОФ РАН

Академик А.М. Прохоров

К 100-летию А.М.Прохорова

Структура института

Сотрудники
     Персональные страницы
     Книга памяти
     Поиск сотрудников

Диссертационные советы

Аспирантура

Объявления

Симпозиумы и конференции,
        проводимые ИОФ РАН


Конкурсы ИОФ РАН

Иностранный отдел

Научно-образовательный
        центр ИОФ РАН


Инновационные разработки

Госконтракты

Труды ИОФАН

Начало лазерной эры в СССР

Применение лазеров

Вакансии

Профсоюзный комитет

Фото/видеорепортажи

Досуг

Научные электронные ресурсы

Посмотреть почту

Контакты



Справочные материалы

Госзакупки















    Книга памяти



Евгений Александрович
ВИНОГРАДОВ
(1939 – 2013)

Заведующий отделом сильных магнитных полей, заведующий лабораторией физики субмиллиметрового диапазона ИОФ РАН им. А.М.Прохорова. Кандидат физико-математических наук. Лауреат премии им. А.С.Попова АН СССР и Государственной премии СССР.  Доцент Московского физико-технического института. 45 лет отдал научной и преподавательской деятельности.

  Евгений Александрович родился 8 декабря 1939 г. в семье старых москвичей, во 2-м Обыденском переулке неподалеку от метро Кропоткинской. Его отец хотел стать физиком, прекрасно рисовал, но в силу обстоятельств стал военным. Его мать до его рождения работала конструктором-строителем, затем посвятила себя семье, воспитанию детей. В 1946 г. у Евгения появилась сестра, которую по его желанию назвали Наташей. Она тоже стала физиком, закончив кафедру акустики физфака МГУ, и работает в Институте кристаллографии РАН. Евгений Александрович рос в прекрасной, дружной семье, окруженный вниманием и заботой.

  Вспоминая о своем детстве, Евгений Александрович писал: "Мои младенческие и детские годы совпали с тяжелыми военными невзгодами. Я родился, как тогда говорили, у Грауэрмана. В роддоме меня "застудили" и я подхватил тяжелое крупозное ползучее воспаление легких. Связанная с этим болезненность и постельный режим приучили меня слушать радио, заниматься с конструктором, много рисовать, а, научившись читать, стал с жадностью "проглатывать" книги А.Беляева и Жюля Верна. Увлекся идеями межпланетных полетов, познанием космоса, конструированием моделей подводных лодок на основе бутылочек из-под одеколона.

   Прочитал подаренные подшивки журнала "Техника – молодежи". На день рождения в 1947 г подаренная книга "Физика в играх" была освоена в практических экспериментах с электрофорными машинами, лейденскими банками, электрическими моторами с магнитопроводом, спаянными из жести консервных банок. Воспроизвел искровой передатчик электромагнитного излучения и грозоотметчик Попова. Первый приемник был собран на двух лампах с регулируемой обратной связью. Монтаж для ускорения сборки выполнен методом скрутки. Много позднее уже в ИОФАНе был удивлен применением этого метода монтажа в производстве настоящей ЭВМ – аналоге PDP-8. Увлекаясь изучением теории относительности, создал домашнюю радиолабораторию, включавшую оригинальные осциллографы, генераторы. Соорудил генератор с трансформатором Теслы с искрой более 30 см. Удалось получить рентгеновские лучи с помощью простой, тогда еще пустотной лампочки накаливания. Ярко-зеленая люминесценция ее стекла удивила красивыми узорами, оказавшимися увеличенными изображениями атомов вольфрама на концах биспирали нити накаливания, подобно тому, как это происходит в ионных проекторах. Сделал самодельный телескоп сначала из очковой линзы, а затем по рецептам книги Навашина отшлифовал, отполировал и посеребрил настоящее зеркало диаметром 150 мм. Туманность Андромеды потрясла своей грандиозностью. Таким образом, уже в 5-6-м классе стало ясно, что я хочу заниматься научными исследованиями. И, несмотря на то, что в 8 классе я завоевал вторую премию по химии на Всесоюзной олимпиаде, проводимой химфаком МГУ, считал, что стану физиком. Сомнения касались выбора специализации между радиоастрономией и радиофизикой. Однако к моменту окончания школы колебания прекратились, и я решил, что будет лучше, если астрофизика останется одним из многочисленных хобби. Выбор в пользу радиофизики я сделал, как-то купив книгу Издательства Московского университета, посвященную работам Аркадьева В.К. и Глаголевой-Аркадьевой А.А. по генерации миллиметровых волн с помощью массового излучателя и визуализации радиоизлучения. Мне показалось, что было бы очень интересным продолжить эти работы на более современном (того времени) уровне".

  Поступив в 1957 году на физфак МГУ, Евгений Александрович, очень скоро ведомый своим предназначением, приходит на кафедру теории колебаний. Вот как он сам описывает это событие:




Студент Женя Виноградов
 

 

"На втором курсе я пришел на кафедру колебаний и рассказал о том, что умею конструировать, собирать и налаживать радиосистемы и с удовольствием принял бы практическое участие. Меня попросили помочь Николаю Посохину, дипломнику М.Д.Карасева в изготовлении параметрического усилителя. Я очень тщательно собрал всю конструкцию, и схема заработала очень быстро, и был получен результат: обнаружен пичок в частотной характеристике, предсказываемый теорией. Все были очень довольны, а Николай, когда мы остались наедине, сказал, что мне лучше бы выполнять работу в ФИАНе – там много различной аппаратуры – и познакомил меня с Ю.В.Косичкиным (тогда м.н.с. лаборатории колебаний). Он дал мне телефоны Н.А.Ирисовой и В.Р.Карасика, рассказав, чем они занимаются. Первая встреча произошла в воротах ФИАНА. На встрече присутствовал Е.М.Дианов. Наталья Александровна сказала, в свойственной ей манере, что мне придется разработать и собрать не ФЭБ, но ФАП на миллиметровых волнах.

Мне очень понравилось обилие беспорядочно наваленных различных волноводных узлов в огромном лабораторном шкафу. Разобрав их по функциональным применениям и получив одобрение у окружающих, я понял, что проблема перемотки паяльника мне не грозит, проблема создания ФАП забыта (как оказалось, навсегда), а необходимо помочь дипломнику, у которого близится защита, но работа совершенно не ладится."

    Таким образом, он в 1958 году еще студентом пришел работать в ФИАН, в лабораторию колебаний, руководимую Александром Михайловичем Прохоровым, что определило всю его дальнейшую научную деятельность.

  Евгений Александрович начал свою научную работу в группе Натальи Александровны Ирисовой, в которой при его непосредственном творческом участии получило развитие новое перспективное направление субмиллиметровая спектроскопия. Будучи человеком изобретательным, он придумал ряд уникальных приборов на основе одномерных металлических решеток, серия которых была изготовлена в ЦКБ уникального приборостроения по приказу президента Академии наук М.В.Келдыша и нашла применение далеко за пределами лаборатории. В 1971 году за создание научных основ метрики субмиллиметрового диапазона волн и разработку измерительной аппаратуры в этом диапазоне Евгению Александровичу и Наталье Александровне была присуждена премия им. А.С.Попова Академии наук СССР.  Как отмечалось в печати: "Важным результатом удостоенной премии работы является создание на основе указанных приборов с сетчатыми элементами и монохроматических генераторов (типа ламп обратной волны) спектрометра, значительно превышающего по всем главным параметрам лучшие зарубежные спектрометры этого диапазона."  За 30 лет существования этой премией было удостоено 26 человек.



Космонавт Н.Н.Рукавишников вручает дипломы премии Е.А.Виноградову и Н.А.Ирисовой

  В 1972 году Евгений Александрович защитил кандидатскую диссертацию "Спектрометрия высокого разрешения субмиллиметрового диапазона волн."

  
Природная любознательность, врожденный талант изобретателя (25 иностранных патентов) и широкая эрудиция позволили Евгению Александровичу стать высококвалифицированным специалистом в области радиофизики, физики твердого тела, магнитных явлений, низких температур и субмиллиметровой спектроскопии в сильных стационарных и импульсных магнитных полях. Он был одним из создателей приоритетного отечественного направления субмиллиметровой ЛОВ-спектроскопии, в результате созданы и внедрены несколько поколений уникальных ЛОВ-спектрометров типа МАСС, которые были востребованы не только в нашей стране, но и за рубежом. Им открыты новые эффекты и выполнены пионерские работы, получившие национальное и международное признание, высказаны основополагающие идеи в области физики субмиллиметровых волн. Полученные выдающиеся результаты относятся к фундаментальным основам метрологии субмиллиметрового диапазона и определяют современное состояние и передний край исследований в этих областях.


Е.А.Виноградов
   Среди них:
  • выявлены причины униполярной проводимости элементарного проводника – теллура;
  • разработан научный принцип и на его основе создан оригинальный прибор "Радиовизор", позволяющий исследовать пространственное распределение полей ИК-, СВЧ-диапазона;
  • экспериментально открыто, исследовано и развито направление модуляционной гомодинной субмиллиметровой ЛОВ-спектроскопии, имеющей важное прикладное и научное значение;
  • создан уникальный спектрометр МАСС.

Субмиллиметровый спектрометр МАСС-4


   Александр Михайлович Прохоров активно содействовал развитию нового направления и неоднократно встречался с Евгением Александровичем, обсуждая возможности и проблемы создания принципиально нового оборудования.

  В 1980 г. в составе научного коллектива за создание субмиллиметровой спектроскопии на основе ламп обратной волны Е.А.Виноградов был удостоен Государственной премии СССР. Это было время, когда работы советских ученых по данной тематике имели безусловный мировой приоритет и широкое признание. В эти годы в науке работало много энтузиастов, влюбленных в свое дело, и Евгений Александрович был ярким представителем таких энтузиастов. Об этом периоде вспоминает его ученик и сотрудник Дмитрий Алексеевич Лукьянов, который сейчас работает в Principal SoC Architect, Intel Corporation:

   "Прошел год, как от нас ушел замечательный человек и пытливый ученый. Оглядываясь назад на годы энтузиазма в физической науке, жажды исследований и желания обогнать "буржуинов" c помощью уникальных экспериментов и самодельной аппаратуры, возникает ощущение, что Евгений Александрович был душой этого подъема и заражал своим интересом и энтузиазмом его младших коллег.

  Мы впервые познакомились с ним в только что построенном новом корпусе Физического Института, куда нас, тогда студентов пригласили посмотреть на квазиоптические методы исследований. Все там выглядело привлекательным и новым по сравнению с лабораториями физического факультета МГУ. А когда Евгений Александрович показал нам как миллиметровые радиоволны можно фокусировать и поляризовать привычными методами оптики, а также получать видимое изображение электромагнитного поля с помощью радиовизора, испеченного тут же на подсобной напылительной установке – то вскоре возникло желание присоединиться.

   В этой группе Евгений Александрович не казался формальным начальником – его всегда отличала скромность, порядочность и стремление брать на себя неформальную ответственность – свойственные русской интеллигенции. Вместе со всеми он спешил водружать тяжелые магниты на столы установок, вместе тащил провода, когда приходила директива переделать заземление, вместе шел работать на овощную базу и в колхоз, хотя там могли бы прекрасно обойтись и без него. Он позволял лаборантам называть себя Женей и стеснялся, когда нужно было сделать выволочку своим подчиненным. Он тратил на работу выходные дни и вечера, просто потому что считал, что без этого будет трудно получить результаты. Он считал институт своим домом, а сотрудников частью своей семьи. Теперь я знаю, что в американской жизни это почти никогда не встречается.

  Меня всегда поражала его техническая и общая эрудированность. Каждый год, когда открывалась подписка на новые издания в доме технической книги, священной обязанностью было пойти туда и оставить заказы почти на все книги, которые могли представлять хоть какой-то интерес. А потом наслаждаться их отрывочным чтением, потому что на все времени не хватало. Книжные полки у него дома выдавали характер обитателя – это была смесь теоретической физики, химии, радиотехники, фотографии и художественной литературы. Наука для него была не только профессией, но скорее развлечением, средством удовлетворения любопытства возможностью приложить руки к проведению эксперимента. Во время чаепития Евгений Александрович мог извлечь из памяти, как работает любая электронная схема, как Резерфорд или Ньютон проводил свои опыты и как выбрать наиболее подходящую резьбу для установки водопроводных труб. Он мог всегда дать совет от электродинамических расчетов, настройки установки и до наладки электронных схем.

  Евгений Александрович научил меня одному из важных умений экспериментальной физики – работы с криогенными системами. До сих пор перед глазами стоит картина, как в одном из ночных экспериментов наш сверхпроводящий магнит перешел в нормальное состояние и мгновенно испарил находившийся в криостате гелий, который, сорвав все трубы, с жутким шумом наполнил туманом всю лабораторию. Непонятно, как мы оказались в коридоре, но Е.А. был первым, кто с завидным самообладанием оценил, что же только что произошло.

  Одним из важных этапов в жизни лаборатории было создание автоматизированных спектрометров и попытка сделать их промышленным прибором. В то время вычислительная техника была дефицитной, ненадежной и весьма несовершенной. Все было в новинку, не было стандартных периферийных устройств и интерфейсов, и все приходилось изучать и создавать по отрывочной информации. Евгений Александрович всегда поддерживал все новое, и компьютеризация была одним из его любимых интересов. Он очень радовался, когда установка и ее программы начинали нормально работать. Но главной его пассией были физические эксперименты – от изучения магнитостатических волн и влияния СВЧ излучения на биологические структуры до моделирования сверхрешеток акустическими и квазиоптическими методами. Когда он рассказывал об этих работах, чувствовалось наслаждение от открытия новых свойств и эффектов и от преодоления экспериментальных трудностей.

  К сожалению, перестройка и эволюция системы ценностей в Российском обществе обошлась несправедливо с Евгением Александровичем и другими учеными по призванию – в условиях отсутствия финансирования, недоступности современного инструментария и приборов, и развала в высокотехнологичной промышленности работать стало трудно, а приверженность к решению научных задач оказалась недостаточно востребованной. Конкурентоспособную науку нельзя сделать с примитивными ресурсами. Евгений Александрович нес свою миссию как мог, одно время преподавая в двух учебных институтах (МФТИ и МХТИ им. Д.И.Менделеева) и тратя часы на проезд в холодных электричках, чтобы вовремя появиться перед своими студентами. Я не застал этого этапа, но все равно мне хочется назвать это героизмом.

  Евгений Александрович всегда останется в нашей памяти примером человеческой теплоты, скромности, интеллигентности, приверженности своему призванию и детской непосредственности во взрослом человеке. А для меня еще и учителем, и примером для подражания."



Е.А.Виноградов и Н.А.Ирисова

  В 1988 году Е.А.Виноградов был утвержден в должности заведующего лабораторией "Физики субмиллиметрового диапазона", а в 1992 году переведен всей лабораторией в отдел сильных магнитных полей, возглавляемый профессором Виктором Георгиевичем Веселаго, которому он был всегда благодарен за предоставленную возможность продолжать творчески работать в интересующем его направлении.

  О сложных годах для российской науки, начавшихся со времен перестройки и о характере научной деятельности, раскрывшей многогранность таланта Евгения Александровича как ученого-экспериментатора в этот период, вспоминает его ближайший соратник Константин Федорович Шипилов. (д.ф.-м.н., ученый секретарь НЦВИ):

  "С Евгением Александровичем мы были знакомы давно, но совместно работать начали только в очередной переломный период нашей страны, в конце горбачёвской перестройки. Наша первая совместная работа была посвящена дистанционной регистрации рассеяния СВЧ излучения от акустических возмущений в двухслойной среде. В этой работе он предложил использовать метод фазовой модуляции сигнала на удвоенной частоте, который позволил существенно увеличить эффективность регистрации полезного сигнала и отстроиться от помех. И так было практически во всех наших с ним работах в течение 24 лет совместной деятельности. За эти годы мы проводили исследования в разнообразных направлениях: возбуждение и диагностика лэмбовских волн в цилиндрических оболочках, акустические неустойчивости кольцевых вихрей Вуда в воздухе, разработка ультразвуковых излучателей с узкой диаграммой направленности, создание высокоэффективного безэлектродного источника света с квазисолнечным спектром на основе тлеющего СВЧ разряда в парах серы, исследование фокусирующих и дисперсионных характеристик фононных и фотонных кристаллов с отрицательным эффективным показателем преломления и многих других. Он часто находил эффективные и простые в реализации решения, которые позволяли получить достоверные результаты. Например, при исследовании СВЧ разряда в парах серы он предложил простой резонаторный метод, который позволил получить стационарное свечение при мощности СВЧ накачки 8 Вт, всего-навсего. Этот результат так впечатлил наших коллег из США, которые возбуждали аналогичный разряд СВЧ излучением мощностью более 1 кВт, что через три месяца после публикации наших результатов в российском журнале они приехали к нам в Россию для консультаций и, заключив с нами договор, выделили финансирование для продолжения наших исследований."

  В 2002 году Евгений Александрович становится заведующим отделом сильных магнитных полей ИОФ РАН. Широта его знаний и глубокое понимание разнообразных физических явлений позволяли ему вникать в суть возникавших проблем, выделять главное направление в проводимом исследовании и давать ценные советы. Его всегда привлекало все новое зарождающееся и развивающееся в науке, и он активно поддержал работы, связанные с идеями Виктора Георгиевича Веселаго, опубликованными в журнале УФН в 1967 году. В 2000 г. были впервые созданы композиционные материалы, обладающие отрицательным показателем преломления, что позволило воспроизвести свойства, предсказанные в выше указанной статье. Это открывало путь к творческому поиску возможных приложений, к созданию новых материалов, соответствующих конкретной спектральной области, но требовало специальных технологий.





 Е.А.Виноградов

 

 

Как вспоминает Виктор Георгиевич: "Несмотря на возникшие в последние годы огромные проблемы с проведением экспериментальных работ, Евгений Александрович стремился всегда изыскать возможности для эксперимента и практического применения достигнутых результатов. Для этого, в частности, он охотно шел на сотрудничество со сторонними организациями, если такое сотрудничество могло привести к практическому успеху. Так, в результате сотрудничества с ОАО "Российские космические системы" была разработана малогабаритная СВЧ-антенна и получен соответствующий патент.

   Евгению Александровичу принадлежит существенный вклад в экспериментальное доказательство полной аналогии между распространением электромагнитных волн в средах с отрицательным преломлением и распространением акустических волн в аналогичных акустических средах. В рамках этого направления им была предложена и реализована конструкция, состоящая из набора периодически расположенных металлических стержней и которая являлась по сути дела фотонным и фононным кристаллом одновременно. В процессе этой работы полностью проявилась та изобретательская жилка, которая была очень сильна у Евгения Александровича.

  


  Для Е.А.Виноградова была характерна большая 'научная щедрость". Он всегда был готов поделиться с коллегами своими идеями, и даже не возмущался, когда эти его идеи или результаты оказывались в чужих диссертациях."

   В последние годы Евгений Александрович занимался физикой отрицательного преломления акустических и электромагнитных волн в фононных и фотонных кристаллах, плоскими линзами и субволновым разрешением. И в этой области в полном объеме проявился его талант изобретателя. Из простых и доступных материалов им были созданы лабораторные стенды, позволяющие проводить эксперименты и получать результаты мирового уровня.

   Не менее важной стороной деятельности Евгения Александровича было преподавание на факультете аэромеханики и летательной техники (ФАЛТ) МФТИ в г. Жуковском. Ему был необходим живой непосредственный контакт с молодежью. Активный обмен мнениями, возникающие вопросы и рождающиеся идеи у студентов всегда его очень радовали и создавали ощущение удовлетворения и надежды на дальнейшее развитие научных поисков. Он относился к студентам как к своим соратникам, но пока еще с меньшим опытом и знаниями. Он стремился поделиться с молодым поколением будущих исследователей не только собственными знаниями и опытом, но и рассказать о самых современных тенденциях в изучаемых вопросах.



На одном из занятий со студентами МФТИ

На заседании кафедры ФАЛТ МФТИ

   Его благодарный студент (сейчас аспирант) Степан Винцкевич пишет:

"Мои первые шаги в научной работе, традиционно начинающейся на базовых кафедрах МФТИ, осуществились в потрясающем коллективе учёных, хранителей исконных традиций Физтеха, знаний, опыта, доброй атмосферы и крепкой дружбы. Но мне повезло даже больше, у меня было на самом деле два научных руководителя, одним из них был Евгений Александрович Виноградов. В сложных реалиях для науки он успешно руководил отделом, решал вопросы финансирования, что, как известно, требует невероятных психологических усилий, отваги и терпения. Примечателен факт, что в сложнейших условиях он сохранял внутренний настрой молодого мальчишки, открытого новым горизонтам для познания в Физике - этот заряд вдохновлял меня и предавал уверенности, а в интереснейших дискуссиях рождались идеи, черпалась мудрость и душевная теплота.

  Я безгранично благодарен Евгению Александровичу за помощь при защите и подготовке диплома бакалавра, тогда он был всецело моим научным руководителем. Доброта, позитивный жизненный настрой всегда излучались Евгением Александровичем. Трудно переоценить трудоёмкость, перенапряжение, колоссальную ответственность перед коллективом – это бремя было на его плечах. Героическая стойкость поражает, я никогда не замечал ни единого намёка на трудности, испытываемые Евгением Александровичем. Рядом с ним создавалось ощущение, что впереди нас ждёт только прогресс, а все сложности и обстоятельства однозначно разрешимы. Горестно и ужасно тяжело осознавать, что его нет больше с нами рядом. Но, конечно, он жив в нашей памяти, ибо его наставления, жизнерадостность, научный кругозор всегда будут освещать тернистый путь к научному знанию.

  Для меня это выдающийся жизненный пример настоящего Человека и Учёного. Светлой Вам памяти, Евгений Александрович! Я рад, счастлив, что в моей жизни был такой друг и учитель."

   Для Евгения Александровича было характерным чрезвычайно глубокое проникновение в физическую суть исследуемых явлений. В ходе научных дискуссий он очень часто высказывал совершенно неожиданные доводы и соображения, раскрывающие природу обсуждаемого предмета. Было всегда очевидно, что он очень много знал и читал, но его подход к той или иной теме дискуссии всегда был оригинальным и часто необычным. Всякое общение с ним обогащало собеседника, а в конце зачастую поражала его благодарность за интересную беседу.

  В последние годы жизни Евгений Александровичу пришлось взять на себя большой объем чисто административной работы по руководству отделом сильных магнитных полей нашего института. Можно было только восхищаться тем, как он справлялся с этими обязанностями, оставаясь настоящим ученым, Ученым с большой буквы.

  И еще об одной стороне характера Евгения Александровича хотелось бы сказать. Он охотно помогал коллегам в научных исследованиях и очень многие в институте с благодарностью вспоминают Евгения Александровича за отзывчивость, готовность проконсультировать по самым сложным вопросам и поучаствовать в проводимых исследованиях. С его уходом образовалась пустота: нет человека, к которому можно прийти с любым вопросом и получить ответ.

Н.М.Абрамова, Г.И.Виноградова, М.В.Глушков

ФОТОПРИЛОЖЕНИЕ "В кругу родных и близких"