Давным-давно

газета "Вольный ветер" #16, 1995 г.

  Кому доводилось спускаться по крутым склонам с помощью веревки, перекинув ее коромыслом через плечи, тот представляет, как очутившись под карнизом, повисаешь в воздухе, наподобие распятого Христа. В те времена, когда спелеосекции Томского госуниверситета не было и десяти годков, мы обычно спускались под землю, применяя скалолазание или чаще пресловутое "коромысло", нередко "распиная" себя на веревке. К способу Дюльфера или помощи карабина не прибегали, жалея собственную ногу и особенно дефицитную веревку. Личное снаряжение спелеолога ограничивалось курткой или комбинезоном, каской с фарой и страховочным поясом. "Беседку" надевали, если собирались использовать спусковое устройство. Карабины в основном шли на крепеж тросовых лестниц. Самохваты в секции тогда еще не водились. Такую экзотику, как самодельный гидрокостюм, имели только инструкторы и самые опытные спелеологи.

  Мы же тогда были рядовыми участниками спелеолагеря и с нескрываемым любопытством наблюдали, как наш стажер-инструктор Граф, пыхтя от напряжения, натягивает на себя резиновые штаны. Сконфуженный таким вниманием, он приостановился и объяснял, что пойдет первым по снегу тропить до пещеры и для этого одних штанов ему, пожалуй,  хватит. И правда, зачем зря силы тратить, надевая еще и резиновую рубашку?
Спелеолагерь раскинулся на Буковой поляне кавказского хребта Алек. Нас уже успело полить дождем и снова засыпать снегом, благо зима еще не кончилась. Следуя по сугробам за Графом, мы протоптали добротную тропу до малоприметного входа в пещеру Осенняя. Оттуда, из темного узкого провала тянуло свежим ветерком. Спустили вниз веревку. Уже на первом отвесе нас ждали сильные впечатления -- 40 метров вертикального спуска "коромыслом". Невольно приходилось проверять взглядом: не задымился ли уже комбинезон? На следующем же спуске разгоряченные участники могли принять освежающий ледяной душ. Все попытки уклониться от него успеха не имели. Нашего руководителя, спускавшегося первым, буквально захлестнула волна неожиданной заботливости и участия. Как сговорившись, каждый после спуска спешил задать ему невинный вопрос: "Граф, между нами, до какого места у тебя намокли штаны?" Кое-кто переживал, что не успел посоветовать ему снять их перед спуском. Благодаря шуткам и смеху, собственные намокшие комбииезоны воспринимались уже как мелочь и мы бодрее полезли дальше. Нас ждал ход с влекущим названием "Поцелуй принцессы".

  Возвращение домой неожиданно застопорилось на входном колодце. Здесь висела 40-метровая тросовая лестница, собранная из коротких звеньев. Первым полез Валька Володин, но вскоре сердито сообщил Графу, что на верхнем звене все ступеньки под ногой ползут вниз. "Это не лестница, а какая-то халтура!" На восьмой ступеньке нервы лидера не выдержали и он закричал, чго полезет по стене. Мы затаили дыхание, следя за скалолазом. Отчаянный парень! Однако вскоре путь ему преградил нависающий козырек. Володин замер на узкой полочке, категорически не желая спускаться...

  В пещере неподвижный человек уже через несколько минуг начинает замерзать. Если он еще и в мокрой одежде, то каждая минуга ожидания кажется ему часом. Вскоре собравшиеся у колодца спелеологи, мечтавшие побыстрее подняться на поверхность, дружно занялись гимнастическими упражнениями. А наш герой был лишен и этой возможности! Граф предлагал ему различные варианты спасения, но Валька все их отвергал. Веселое положеньице!

  Неожиданно послышались голоса сверху. Штурм Осенней затянулся настолько, что из лагеря примчался обеспокоенный спасотряд. Узнав, в чем дело, спасатели извлекли наружу сначала скалолаза, затем лестницу. И туг же снова спустили ее вниз, но другим концом. Оказалось, что злосчастное звено было привезено спелеологами МГУ и обладало односторонним действием! Теперь ступеньки не ползли и мы с радостью по очереди устремлялись наверх, а то уже давно зуб на зуб не попадал ... Жесткая страховка спасателей заставляла подниматься так быстро, что мы даже немного согрелись.

  Подходя уже в темноте к лагерю, от полноты чувств мы дружно, изо всех сил запели любимую песню Графа: "Ты не 6ейся в кровавой агонии, не зови понапрасну друзей!.."  Нас даже похвалили за душевное исполнение. В последующие дни нам пришлось спускаться еще в  пять пещер, чтобы выполнить программу спелеолагеря. И каждый вечер, услышав эту песню, в лагере усмехались: "Опять отделение Графа поет... Вылезли, значит, черти!"

 Ю.ШАКИР

  Как стало известно редакции, в этом году спелеосекции ТГУ исполняется 30 лет, а старшему инструктору Графу -- 50! Поздравляем юбиляров и желаем дальнейших успехов на их поприще.

  В октябре 2001 г. о Графе писала также областная газета "ВЕЧЕ ТВЕРИ"