Умер Граф...

  Это произошло 4 ноября 2003 г., когда он вернулся домой из поликлиники, в 19.30,
как показал кардиомонитор, закрепленный на груди.  Рядом не оказалось никого, кто
мог бы оказать Графу надлежащую помощь и предотвратить преждевременную смерть
от повторного инфаркта.

  Когда в октябре Виктор Львович обследовался в 4-й больнице г. Твери, по мнению
квалифицированного специалиста, врачи почему-то не сумели разглядеть в полученных
данных перенесенный инфаркт и необоснованно заменили первоначальный диагноз
на "тахикардию".  Сделанное заключение повлекло за собой следующий, уже роковой
шаг -- в поликлинике Графу прописали занятия на велоэргонометре, они же назначаются
больному, перенесшему инфаркт, только под большую ответственность и осуществляются
под очень жестким контролем.

  В тот день, несмотря на предписанный домашний режим, Виктор Львович зашел на
работу, чтобы решить неотложные дела, а потом для укрепления  здоровья -- на занятия
в поликлинику.  Как они прошли, неизвестно, но возвращаясь с занятий домой, видимо,
он чувствовал себя уже плохо, если не смог даже как следует закрыть за собой входную
дверь.  Обеспокоенный его длительным молчанием коллега по работе сумел попасть в
закрытую квартиру без особого труда, энергично подергав за ручку двери.

  В последний путь Виктора Львовича Леринмана провожало много людей, знавших
его как очень надежного и доброго человека, на которого можно было всегда положиться.
Это родные и близкие, коллеги по Институту информационных технологий, вспоминавшие,
как он всего себя отдавал работе, спелеологи, знавшие его как одного из первых в
спелеосекции ТГУ, и молодые спелеологи из созданного им тверского спелеоклуба,
сказавшие над гробом "Спи спокойно, Граф..."  Племянница Ольга положила на грудь
покойного прах его сестры, привезенный из США, и сказала всем собравшимся: "От всей
души большое спасибо".

  Потом все вспоминали, какой это был обаятельный человек, замечательно  владевший
словом и собой -- трудно вспомнить случай, чтобы Граф на кого-нибудь закричал.  Он
предпочитал юмор, выручавший во всех трудных положения, хотя это было нелегко для
самого себя.  Коллегам запомнилось трудолюбие Виктора Львовича и его стремление
всегда делать работу на совесть. Граф всеми воспринимался как очень надежный и здоровый
человек, поэтому неожиданное извествие о его смерти встречается с большим изумлением и
подспудной скорбью: ''Как же мы теперь будем без него?...''  Тяжело и грустно.

Ю.Шакир