Выигранный шанс

   Рядом с Новоафонской пещерой есть несложная с точки зрения спортивной спелеологии, но очень удобная для обучения новичков полость - "Малый провал". В нем имеется все, что нужно для организации спелеолагеря: шахты, для прохождения которых нужно использовать весь набор пещерного снаряжения, неглубокие колодцы, на которых удобно обучать скалолазанию, круглая, извивающаяся спиралью галерея, как будто специально созданная для проверки знаний по топосьемке, и даже вертикальный "шкуродер", в котором энтузиасты найдут еще не пройденный участок.
   Но каждый спуск даже в хорошо изученную пещеру может для кого-то, кто хоть на минуту забыл об осторожности, стать последним.

   Когда штурм последнего из каскада колодцев - "старого" входа в Новоафонскую пещеру, - проводимый по просьбе администрации пещеры, подходил к концу, сверху пришло тревожное известие: "В "Малом провале" случилось несчастье - упал в колодец стажер Саша. Срочно прекратить штурм. Снять снаряжение. Всем принять участие в организации спасательных работ".

   В спелеолагере узнали подробности случившегося. Саша задержался в Москве - сдавал экзамены. Когда он добрался до лагеря, то узнал, что его отделение уже "работает" в пещере. Сбросив рюкзак, Саша переоделся в комбинезон, взял освещение и изъявил желание немедленно спуститься в пещеру. Дежурный инструктор, зная, что Саша уже несколько раз бывал в "Малом провале", дал разрешение на спуск.

   Инструктор отделения, проводившего топографические работы на дне пещеры, неожиданно услышав страшный крик, срочно собрал ребят - все были на месте. Расспросив новичков, инструктор с удивлением узнал, что крик донесся с верхнего этажа. Пещера уходила вниз двумя галереями. Нижняя представляла собой пологую лестницу, на которой отделение с помощью горного компаса и мерной ленты обучалось составлению подземных планов. Верхняя сначала шла почти горизонтально, а потом простым колодцем глубиною метров 5-6, очень несложным и безопасным для прохождения безо всякой страховки, спускалась в нижнюю галерею. Отделение, разделившись на две группы, обшарило обе галереи, но ничего не обнаружило. После этого инструктор поднялся на поверхность и только тут узнал о спустившемся под землю стажере Саше. По лагерю были объявлены спасательные работы. Все отделения срочно возвращались с мест тренировок. Группа, снятая в самом конце штурма Новоафонской пещеры, прибыла в лагерь последней.

   Спасательные работы напоминали кадры приключенческого фильма.

   Первый кадр. Верхняя галерея. Здесь собрался спасательный отряд спелеолагеря: инструкторы, стажеры, опытные спортсмены. Несколько часов назад тут проходил Саша. И именно здесь произошла трагическая случайность. Он спутал небольшой вертикальный ход, ведущий в нижнюю галерею, с 35-метровым колодцем. На втором метре спуска он понял, что ошибся, но было уже поздно. Срывая ногти в безнадежной попытке задержаться на неровной стене, Саша рухнул в колодец. Именно тогда услышали в нижней галерее его страшный крик.

   Второй кадр. Самое трудно в спасательных работах - это ожидание. Все, что можно было сделать, уже сделано. Вниз с носилками спустился самый опытный спелеолог - начальник лагеря Миша. Несмотря на падение в 35-метровый колодец, это примерно высота 11-12-этажного дома, Саша был жив. Ему сделали обезболивающие уколы. Теперь шла томительная подгонка многочисленных веревок, спускающихся в колодец. Ею занимались 2-3 человека. Остальные ждали, ждали уже несколько часов, стоя или сидя на полу верхней галереи. Говорить не хотелось. Все хорошо представляли себе, как может выглядеть человек, упавший с такой высоты, и какие у него шансы остаться в живых. Но вот Саша надежно "упакован" в носилки. Веревки от них выверены по длине и запущены в специальные приспособления, позволяющие облегчить подъем груза. К Мише, сопровождающему носилки, тоже ведут две веревки: одной его поднимают, другой страхуют.

   Кадр третий. Снизу доносятся крики: "Голова. Ноги. Страховка". Несколько человек быстро и споро тянут за нужную веревку, поднимая то Мишу, то носилки на полметра. Голос сопровождающего слышен все громче. Вот он уже около наклонной щели, ведущей в колодец. Миша вклинивается в щель и, нащупав ручку носилок, начинает аккуратно втаскивать их в галерею.

   -А-а-а! - раздается протяжный то ли крик, то ли стон Саши. - Отпустите меня! Вы разрываете меня на части!

   Щель оказалась слишком узкой для носилок. Миша пытается сдвинуть их чуть в сторону, где проход выглядит пошире, и снова слышит полукрик-полустон. Но тащить надо. Саша провел много времени, лежа на дне колодца. К переломам, которые он наверняка получил, прибавилось переохлаждение. Известны случаи, когда одного переохлаждения оказывалось достаточно, чтобы человек умер внизу, не успев выйти на поверхность.

    Делается еще одна попытка протащить Сашу сквозь щель - снова стоны. Сбоку просовывается чья-то рука и хватается за другую ручку носилок. Мгновение - и они протискиваются сквозь узкую щель.

   Необходимо как можно скорее вынести Сашу на.поверхность и доставить в больницу. Вероятность выжить у него мизерная; но каждая минута задержки уменьшает и этот шанс. К носилкам протягиваются четыре руки, быстро поднимают их в воздух и несут в сторону входного колодца.

   Кадр четвертый. Зал перед входным колодцем. Вынужденная остановка. Веревки, использующиеся при подъеме Саши со дня пещеры, быстро навешиваются на входной колодец. Редкие налобные фонари не столько освещают, сколько сгущают темноту. Изменившиеся от многочасовых спасательных работ лица спелеологов. Саша неожиданно приходит в себя, но не узнает друзей: "А, черти! Вы наконец добрались до меня! Мне больно. Я весь горю! Пожалейте! Дайте воды!"

   Его поведение напоминает агонию. Так хочется дать, может быть, последнюю в его жизни кружку воды и облегчить его мучения. Но именно этого делать нельзя. Несколько глотков могут убить Сашу.

    Миша склоняется над носилками и промокает запекшиеся губы мокрым платком. Снова слышим сдавленный стон: "А, я тебя узнал! Ты Главный черт! Ты меня больше всех мучил!" Наконец, веревки навешаны. Несколько спелеологов быстро поднимаются наверх. Начинается еще один подъем носилок. Происходит он куда быстрее, чем первый. Входной колодец освещен солнцем, и, главное, он широкий - здесь носилкам почти не грозит опасность удариться о стены.

   Фильм закончился. Но будет ли Саша жить? Пока шли спасработы, успели связаться с Москвой. Договорились с клиникой Вишневского о приеме разбившегося спелеолога. Выяснили, что совсем недалеко, в Сухуми, живет хирург, имеющий большой опыт работы с тяжелыми травмами спины. Он уже приготовил операционную и ждет пациента, чтобы "упаковать" его в гипс. На аэродроме на ближайший московский рейс "держат" четыре места - для носилок и сопровождающих их человека.

    Все, что можно было сделать, - сделано. Но шансов выиграть жизнь у Саши слишком малы - один на сто, а скорее, и того меньше. К сломанному позвоночнику, разорванной селезенке и отбитым внутренним органам прибавилось тяжелое воспаление легких.

   И все-таки Саша остался жив. Правда, из клиники выписался обреченным жить с парализованными ногами.

   Друзья еще раз пришли на помощь. Бюро секции спелеологии теперь постоянно собиралось в комнате Саши. Она постепенно стала центром жизни спелеологов МГУ, а Саша самым нужным человеком секции.

   Саша окончил университет, поступил в аспирантуру, защитил диссертацию, женился, у него растет ребенок. Вот уже несколько раз его, как уникального специалиста, командировали в Индию для помощи зарубежным коллегам.

М.Бурлешин, Ю.Супруненко. Энциклопедия Подземный мир, стр. 345-349, М. 2007.