КАК ЛЮБИТЕЛИ ПЕЩЕР РВАЛИСЬ... В НЕБО


                                "Вольный ветер" № 73, зима 2005 г.


   Спелеологи МГУ уже после первой разведки пещеры Снежной на Кавказе летом 1971 г. не сомневались в том, что она может стать очень глубокой - размеры её впечатляли даже скептиков. Поэтому уже на ноябрьские праздники собрались туда снова. Одна группа повезла на Кавказ поездом целую гору верёвок и "железа", а другая должна была прилететь позже.

И вот в предпраздничный день во Внуково стали собираться с большими рюкзаками друзья-единомышленники во главе с руководителем Мишей Зверевым. Все уже были мыслями на Кавказе, где лихой авангард с огромным грузом, увязая в сугробах, поднимался к Снежной. Неумолимо бежало время, а Саши Муранова с авиабилетами почему-то ешё не было. Ожидание сменилось нервозностью. Вот уже и регистрация на рейс закончилась... И пассажиров усадили в самолёт... И даже трап убрали, а Муранов так и не появлялся! Спелеологи, словно завороженные, смотрели, как их ТУ-134 прицепили к тягачу и тот, не спеша, поташил лайнер на взлётную полосу. В этот момент из подъехавшей машины выскочил Муранов с рюкзаком и бросился к друзьям. Увидев его, ожидающие среагировали молниеносно: они дружно, как будто выстрелили из стартового пистолета, бросились... через заграждение на взлётное поле за самолётом! Всем отчаянно хотелось улететь! И Саше, конечно, тоже, поэтому, перепрыгнув через ограждение, он понёсся следом за ними. Сегодня такое просто невозможно представить, а в далёком 1971 г., оказывается, можно было припоздавшим пассажирам броситься на взлётное поле за улетающим самолётом и остановить его!

Действие развивалось совершенно, как в сказке: к самолёту снова подогнали трап, отдраили дверь -- а за ней спелеологов встретили симпатичные стюардессы. Кто-то из опоздавших успел ворваться в самолёт и усесться на свободные места, пока ошеломлённые мощным натиском стюардессы не догадались попросить предъявить билеты. Опоздавшие дружно повернулись к подбегавшему Муранову: "Все билеты у него!" Каково же было изумление присутствующих, когда тот сокрушённо развёл руками и признался, что билетов у него нет! Легко представить, какие чувства переполняли спелеологов, когда они покидали "почти захваченный" самолёт под укоризненными взглядами пассажиров и экипажа.

Бить Сашу, однако, не стали, хотя он и ожидал этого: глупо калечить участника экспедиции, когда каждый опытный спелеолог на счету. Как потом выяснилось, аспирант Муранов пал жертвой доверчивости к коллегам по институту: авиабилеты лежали в папке на его рабочем столе целую неделю, пока какая-то "корова не слизнула их языком" вместе с папкой, причём именно в день отлёта. Придя на работу с собранным рюкзаком, Саша, не веря глазам, судорожно обшаривал свой стол и всё вокруг. Время поджимало, и он в лёгком шоке кинулся ловить "попутку" до аэропорта. Пошёл сильный дождь, а в машине, как назло, не работали "дворники" - поэтому ехали долго и опоздали.

Из аэропорта спелеологи помчались в общежитие к друзьям, чтобы срочно одолжить денег на новые билеты. И здесь фортуна повернулась боком к пострадавшим - соседка с сожалением пожала плечами: "Ваша Наташа недавно вышла". Через час ожидания выяснилось, что Наташа "вышла"... на Кольский полуостров!!!

К счастью, дальнейшие поиски денег увенчались успехом, к тому же в кассе "Аэрофлота" учли, что бедолаги-студенты оплачивают авиарейс вторично, и продали новые билеты за четверть цены. Короче, наши спелеологи вскоре смогли вылететь на Кавказ - правда, разными рейсами по два-три человека. В результате опоздали к назначенному сроку на два дня.

Несмотря на все перипетии, участникам экспедиции удалось-таки в сжатые сроки совершить задуманное. После спуска в неизвестный колодец, оказавшийся глубиной 165 м, они поняли, что Снежная стала глубочайшей пещерой Советского Союза! Напряжённый ритм экспедиции и победа, добытая очень нелегко, постепенно сгладили неприятный эпизод с билетами. Когда же Муранов после отпуска вошёл в лабораторию, то увидел на своём столе пропавшую папку с билетами, а рядом - вазу, полную апельсинов, предназначенных, видимо, хоть чуть-чуть загладить чей-то скверный поступок...

Юрий Шакир.